support@antibiotic.ru

Krasilnikovia cinnamomea — почему такое название?

25 Декабря 2022

Автор: Андрей Алексеевич Авраменко — м.н.с. лаборатории биоинформатики НИИ антимикробной химиотерапии (Смоленск).

***

Krasilnikovia cinnamomea — грамположительная, аэробная, почвенная бактерия.


Родовое название Krasilnikovia дано микроорганизму в честь советского микробиолога, член-корреспондента АН СССР Николая Александровича Красильникова (1896-1973).


Николай Александрович Красильников

В 1896 году в селе Подвески Калужской области в большой крестьянской семье Александра и Василисы Красильниковых родился пятый ребёнок — Коленька. Когда мальчику исполнилось десять лет, отец как обычно ушёл из села на заработки, но больше никогда не вернулся. Мать с родителями мужа не могла прокормить всех детей, поэтому младшего было решено отдать в артель маляров. Коля рос любознательным ребёнком и всегда тянулся к знаниям: лето он посвящал тяжёлому физическому труду, а зимой уходил учиться за десять километров от родного села в школу, где больше других предметов полюбил биологию.

Во время Гражданской войны Николай Красильников закончил ускоренные фельдшерские курсы и ушёл на фронт. Он нёс службу в кавалерийской дивизии в составе летучей санитарной бригады, пока не был ранен осколком снаряда в голову. После выздоровления Николая перевели заведовать фельдшерским пунктом в тылу, где он с удовольствием занялся просветительской работой: вёл санитарный кружок для младшего медицинского персонала. В 1921 году в молодой Советской Республике ощущалась серьёзная нехватка медицинских кадров, в связи с чем в стране проводился массовый набор студентов в медицинские учебные заведения. В числе сотен других красноармейцев Николай Красильников был направлен в Первый Петроградский мединститут (ныне ПСПбГМУ им. Павлова), где микробиологию преподавал выдающийся учёный и педагог Георгий Адамович Нáдсон (1867-1939).


Георгий Адамович Нáдсон

Профессор Надсон был заведующим кафедры ботаники и директором библиотеки Ботанического сада. Восприняв лучшие традиции отечественной науки конца XIX века, он подготовил блестящую научно-организационную базу для развития общей микробиологии в стране Советов. Для студентов профессор был не только непререкаемым научным авторитетом, но и морально-нравственным образцом: человек высокой культуры, разносторонне образованный, прямой и бескомпромиссный. Один из его учеников В.И.Кудрявцев (о котором мы писали в статье о Pichia kudriavzevii) вспоминал, что "... Надсон был блестящим оратором-поэтом, и его лекции пользовались исключительной популярностью."

Попав под "педагогические чары" профессора Надсона, после года обучения в институте Красильников решил, что медицина ему неинтересна, и что он хочет стать учёным-исследователем. У студентов было право выбора кафедры для научной работы, и будущий микробиолог попросился в Ботаническую лабораторию Надсона для изучения дрожжевых и плесневых грибов. В лаборатории Николай Красильников прослыл неутомимым "охотником" за новыми биологическими формами: во все поездки он брал с собой запас пробирок с питательными средами и делал множество посевов, выделяя потом чистые культуры и сопоставляя их с существующими — особенно много новых форм дрожжей он смог выделить из сока древесных пород. Помимо поисков Красильников мог долгие часы, а то и дни проводить за микроскопом, изучая живые культуры, описывая особенности их строения и развития. Свои наблюдения он сопровождал превосходными по тонкости и изяществу исполнения рисунками, которые не уступали фотографиям.


<
Зарисовки микроскопических наблюдений из дневника Красильникова (1926-28 гг.)

После окончания института в 1926 году последовала аспирантура и докторантура. В 1929-ом Красильников перешёл на работу в Институт микробиологии Академии наук СССР в Ленинграде, где продолжил изыскание и выделение новых форм микроорганизмов, а также занялся изучением микрофлоры насекомых и исследованием мутагенеза (спонтанного и индуцированного). С 1927 года Красильников начал свою педагогическую деятельность: сначала вёл практикум по ботанике, а затем — по общей микробиологии, где разработал собственную программу курса. В 1932 году, когда закончился формальный срок докторантуры, Красильников хотел остаться работать в лаборатории в Ленинграде, но вакантных мест на тот момент не было; его молодую жену рентгенолога отправляли по распределению в Ленинградскую область, а сам он поехал в составе группы микробиологов в Заволжскую научную экспедицию. Трёхлетняя работа "в поле" изменила научные интересы Красильникова, переведя их в область изучения почвенной микробиологии, а именно "лучистых грибков", т.е. актиномицетов.


Красильников с коллегой за работой (1938 г.)

В 1935 году Николай Александрович получил должность заведующего отделом микобактерий и актиномицетов в Институте микробиологии АН СССР в Москве. Через год ему удалось подыскать место в столичной больнице для жены Кати. Когда семья снова объединилась, у них родилась первый ребёнок. Тогда же Квалификационная комиссия по биологическим наукам присудила Красильникову степень кандидата наук по совокупности научных работ и дала допуск к защите докторской диссертации. В 1937 году 450-страничный фундаментальный труд "Строение, развитие и классификация Actinomycetales" был готов. Став доктором наук, Николай Александрович сосредоточился на практической реализации результатов своей исследовательской работы.


Сотрудники института микробиологии АН СССР (1936 г.).
Красильников стоит за левым плечом Надсона (в центре).

Ещё во время Заволжской экспедиции Красильников установил наличие бактерицидных свойств у некоторых актиномицетов. Систематически изучая явление антагонизма в мире микроорганизмов, он пришёл к идее об использовании продуктов метаболизма актиномицетов — антибиотиков — в клинических целях. К 1939 году, исследовав с коллегами более 1000 штаммов лучистых грибков, ему удалось выделить из культуры Act. violaceus первый антибиотик актиномицетного происхождения — мицетин, который действовал преимущественно на грамположительные микроорганизмы, был активен в отношении многих спороносных бактерий (не давая возможности спорам прорастать), и водный раствор которого не разрушался при 30-минутном кипячении.

К началу 40-ых Красильников был уже общепризнанным основоположником нескольких оригинальных направлений в микробиологии, руководителем коллектива выдающихся микробиологов и автором двух фундаментальных монографий и более 50-ти научных статей. Такой сумасшедший ритм научной деятельности ему помогала поддерживать любимая жена Катя, которая, продолжая работать врачом-рентгенологом и воспитывая двоих дочерей, взяла на себе ещё и все заботы по дому, создав для таланта Николая Александровича по-настоящему "тепличные условия".

С началом Великой Отечественной войны сотрудники Института микробиологии вместе с семьями были эвакуированы в Бишкек (Киргизия). Тяжёлые военные невзгоды ничуть не смутили Николая Александровича, чья юность прошла под грохот Революции и Гражданской войны. В кратчайшие сроки он смог наладить быт и организовать работу Института, перед которым были поставлены практические задачи повышения плодородности среднеазиатских почв, производства бактериальных удобрений из местного сырья, а также разработки микробиологических методов лечения инфицированных ран. Лаборатория была эвакуирована осенью 1941-ого; в ноябре сотрудники уже приступили к работе на новом месте; за зиму разработали и запустили производство бактериальных удобрений азотгена и нитрагина, а в марте уже стали вносить удобрения в почву, получив к лету 15-процентную прибавку урожая. Работая до 1943 года в Киргизии научная группа Красильникова была лишена доступа к основным мощностям советской химической промышленности, поэтому получать кристаллически очищенные антибактериальные препараты они не могли — свойства мицетина и аспергиллина (выделенного из Aspergillus niger) изучались только in vitro. Лишь после возвращения лаборатории в Москву новые антибиотики были переданы на клинические испытания, которые показали обнадёживающие результаты.


Николай Александрович Красильников

Находясь в расцвете творческих сил 50-летний учёный всё послевоенное десятилетие посвятил изучению антибиотиков: он разрабатывал теоретические основы антибиотикообразования; организовал широкомасштабные работы по поиску продуцентов новых антибиотиков, сфер их применения и организации массового производства; после обмена опытом с Зельманом Ваксманом, который посетил Советский Союз в 1946 году, занимался разработкой отечественного стрептомицина. На этот же период приходится признание заслуг Красильникова и воздаяние ему всевозможных почестей: избрание членкором АН СССР, награждение двумя орденами Трудового Красного Знамени, присуждение Сталинской премии за "Определитель бактерий и актиномицетов", а также вручение золотой медали им. И.И.Мечникова за работу "Актиномицеты-антагонисты и антибиотические вещества". Примечательно, что в 1948-ом Красильникову предлагали должности директора Института микробиологии и редактора журнала "Микробиология", но блестящий учёный с достоинством прошёл проверку "медными трубами" и остался верен себе: административной работе он предпочёл повседневный и кропотливый исследовательский труд.

В 50-ых годах Красильников стал активно пропагандировать применение нативных антибиотиков в сельском хозяйстве. Разрабатывая принципы биологической защиты для животноводства и растениеводства, он настаивал на полном запрете использования в этих двух отраслях препаратов, имеющих клинико-терапевтическое значение, понимая, какой вред это принесёт в будущем. В 1953-ем Николай Александрович стал основателем кафедры биологии почв в Московском государственном университете (ныне Факультет почвоведения МГУ) — сказалась его многолетняя страсть к педагогической деятельности. Памятуя о той роли, какую сыграл в его жизни профессор Надсон, он стремился передать свои знания и опыт будущим поколениям микробиологов, воспитать достойные кадры для страны. В 1958-ом Николай Александрович издал книгу "Микроорганизмы почвы и высшие растения", в который высказал многие гипотезы, которые были впоследствии экспериментально подтверждены.


Кафедра биологии почв МГУ (Красильников в центре за столом)

В 60-ых Николай Александрович часто выезжал в зарубежные командировки: США, Китай, Индия, Япония, Франция, Швеция... Там он читал лекции, проводил консультации и оказывал помощь в организации работ в области микробиологии. Авторитет Красильникова признавался во всём мире; со многими ведущими деятелями микробиологической науки он поддерживал постоянную переписку. Его ученики вспоминали, что "...было достаточно назвать имя Красильникова и отрекомендоваться в качестве его сотрудника или ученика, чтобы получить у зарубежных коллег самый радушный приём и всемерное содействие в работе."


Сотрудники института микробиологии АН СССР (1970 г.).
Красильников сидит в центре.

В последнее десятилетие жизни Николай Александрович по прежнему занимался исследовательской работой в Институте микробиологии и руководил кафедрой биологии почв в МГУ. Неисчерпаемым казался запас его духовных и физических сил. Лучшим отдыхом от умственной работы для него оставались столярные поделки. Как и в юношеские годы, столь же любимыми были пешеходные прогулки: зимой на лыжах, летом за грибами. Он считал встречи с сотрудниками в нерабочее время средством к сплочению, укреплению дружбы и взаимопонимания; как правило, молчаливый и сосредоточенный Красильников на таких встречах становился душой общества: пел знакомые с детства русские народные песни, был неутомимым танцором. В 1969 году он перенёс инсульт, после которого смог полностью восстановиться и вновь включиться в научную и общественную работу. Николай Александрович Красильников умер в разгар лета 1973 года на любимой даче, в окружении жены, дочерей и внучек.


Николай Александрович Красильников


Видовое название микроорганизма cinnamomea образовано от латинского слова "cinnamon" — "корица".

В 2007 году в песчаной почве, собранной в Бангладеш, учёные из Японии смогли обнаружить неизвестный ранее актиномицет. Благодаря филогенетическому анализу, а также морфологическим и хемотаксономическим данным удалось установить, что организм принадлежит семейству Micromonosporaceae (название семейства было предложено Красильниковым в 1938 году). В честь признания выдающихся заслуг советского учёного по систематизации "лучистых грибков", новый род актиномицетов был назван Krasilnikovia; видовое же название cinnamomea организм получил за характерный коричный окрас колоний.


Источники и дополнительные материалы:

  • Гутина В. Н. Николай Александрович Красильников (1896-1973). М.: Наука, 1982. - 215 с.
  • Красильников Николай Александрович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  • Шемякин М.М., Хохлов С.С. Химия антибиотических веществ Москва; Ленинград: Госхимиздат, 1949. - 457 с.
  • Ara I, Kudo T. Krasilnikovia gen. nov., a new member of the family Micromonosporaceae and description of Krasilnikovia cinnamonea sp. nov. Actinomycetologica 2007; 21:1-10.
    doi: 10.3209/saj.SAJ210101