support@antibiotic.ru

Shigella flexneri — почему такое название?

30 Ноября 2022

Автор: Андрей Алексеевич Авраменко — м.н.с. лаборатории биоинформатики НИИ антимикробной химиотерапии (Смоленск).

***

Shigella flexneri (подгруппа B) — грамотрицательная, факультативно-анаэробная, неподвижная, споронеобразующая бактерия, возбудитель дизентерийного шигеллёза.


Родовое название Shigella дано микроорганизму в честь японского бактериолога Киёси С(Ш)ига (1871-1957), о котором мы уже писали ранее.


Видовое название flexneri микроорганизм получил в честь американского врача и первого директора Рокфеллеровского института Саймона Флекснера (Simon Flexner; 1863-1946).

Саймон Флекснер. 1870 год (слева). 1903 год (справа).

Саймону повезло родиться в большой семье еврея-эмигранта Морица Флекснера. Папа Мориц прошёл нелёгкий путь от простого коммивояжёра, слоняющегося от крыльца к крыльцу с чемоданом, набитым сомнительными товарами, до хозяина магазина на первом этаже собственного просторного дома. Памятуя о том, как врачи однажды спасли ему жизнь во время жёлтой лихорадки в Новом Орлеане, папа Мориц мечтал, чтобы его дети тоже стали медиками. У него было семеро сыновей и две дочери, и он уже готовил старшего — Джейкоба — к поступлению в медицинскую школу, как вдруг разразился биржевой крах 1873 года (т.н. «Долгая депрессия»). Обанкротившийся Мориц сказал сыну: "Что ж... Придётся тебе сосредоточиться на более прибыльном деле, чтобы помочь мне содержать семью и оплачивать учёбу младших братьев. Единственный твой шанс попасть в медицину — это аптечный бизнес."

Родители Саймона: Эстер и Мориц Флекснер

Ушлый Джейкоб не стал зря терять времени и устроился работать помощником фармацевта. Уже через пять лет он, набравшись нужного опыта, открыл (на деньги жены) свою собственную аптеку и начал обеспечивать безбедную жизнь большой семьи Флекснеров. Благодарные братья никогда не забудут того, что сделал для них старший и впоследствии вернут ему "долг детства". К слову, известности добьются все сыновья Морица: и Бернард (Bernard Flexner;1865–1945) — видный деятель "Сионистский американской организации" и глава "Палестинской экономической корпорации"; и Абрахам (Abraham Flexner; 1866-1959) — известный реформатор американской системы высшего образования (в том числе и медицинского); но нас больше всего интересует Саймон.

Джейкоб Флекснер (слева). Абрахам Флекснер (справа).

С десяти лет Саймон Флекснер стал помогать старшему брату в аптеке: сначала мыл полы и окна, затем стоял за прилавком, приготовлял простейшие лекарства. К концу 1880-ых аптека Джейкоба превратилась в своего рода медицинский салон: местные врачи собирались в ней и обсуждали интересные случаи, обменивались медицинскими новостями, читали европейские и американские научные журналы. Любознательный Саймон следил за каждым их словом. Вечера он проводил в небольшой аптечной библиотеке, а на восходе солнца сразу же садился за джейкобовский микроскоп. Благодаря внимательному и кропотливому изучению образцов животных и человеческих тканей (подаренных знакомыми врачами), Саймон самостоятельно освоил гистологию и патологию. В 1889 году он без труда окончил медицинский колледж Луисвилля и решил целиком посвятить себя новому направлению в медицинской науке — бактериологии. На деньги старшего брата Саймон переехал в Балтимор, где устроился на стажировку к легендарному Уильяму Уэлчу в госпиталь Джона Хопкинса.

Уильям Уэлч (1900). Карикатура "Профессор Уэлч со своими студентами" (1910; Флекснер внизу, 2ой слева).

Профессор Уэлч (William H. Welch; 1850-1934) прославился не только, как первооткрыватель бактерии, вызывающей газовую гангрену Clostridium welchii (ныне переименована в Clostridium perfringens), но и как первый декан Медицинской Школы Университета Джона Хопкинса, открывшейся в 1893 году. Благодаря своим инновационным учебным программам он смог воспитать целую плеяду выдающихся американских врачей: исследователя жёлтой лихорадки Рида, нобелевских лауреатов Роуса и Уипла и др. За свою преподавательскую деятельность Уэлч получил прозвище "Декан американской медицины" (the Dean of American Medicine). Именно у такого человека повезло учиться 30-летнему Саймону Флекснеру. После открытия медицинской школы при Университете Уэлч с удовольствием пригласил перспективного молодого учёного на должность своего ассистента на кафедре патологии, где Флекснер занимался изучением цереброспинального менингита.

Патологический корпус госпиталя Джона Хопкинса, в котором работал Саймон Флекснер

В 1898 году после непродолжительной Испано-американской войны США досталась часть бывших колоний Испании, в том числе Филиппины. Наибольшие потери в этой войне армия США понесла не от вражеских пуль и снарядов, а от дизентерии. На грант Министерства обороны при Университете Джона Хопкинса была создана специальная комиссия по изучению тропических заболеваний, которую возглавил Флекснер. В апреле 1899 комиссия отплыла в Манилу, но по пути решила зайти в Токио для обмена опытом с японскими коллегами из Института инфекционных заболеваний. Там Саймону Флекснеру посчастливилось познакомиться с первооткрывателем дизентирийной палочки — Киёси Сига. Спокойный и рассудительный Сига произвёл на Флекснера благоприятное впечатление. Его удивляло, что в отличие от американских учёных, Сига ничего не скрывал и охотно делился с членами комиссии своими профессиональными секретами. В 1900 году, работая по методу Сига, Флекснеру удалось на Филиппинах изолировать дизентерийные бактерии нового вида (маннит-положительные), которые впоследствии назовут — Shigella flexneri.

По возвращении в США Саймон Флекснер занял должность профессора патологии в Университете Пенсильвании, где проявил незаурядные организаторские способности. Он смог не только подобрать прекрасный штат сотрудников, но и спланировать, и оснастить новое здание лаборатории. Под его руководством в Университете велись исследования дизентерии и панкреатита, развивалось иммунологическое направление. В 1900 году Флекснер устроил к себе в лабораторию блестящего японского врача Хидэё Ногути (в честь которого назовут спирохет Leptospira noguchii) — это был его "долг чести" по отношению к токийским коллегам, которые помогли ему год назад. В 1901 году Флекснер с учениками расследовал вспышку бубонной чумы в Сан-Франциско, благодаря чему приобрёл статус национального героя.

В то же самое время на другом конце страны, в Нью-Йорке заседал совет директоров Рокфеллеровского Института Медицинских Исследований, в который входил старый учитель Флекснера — Уильям Уэлч. Когда зашёл вопрос о том, кто же сможет возглавить новый передовой Институт и его лабораторию, Уэлч предложил кандидатуру, которую совет единогласно поддержал. Так Саймон Флекснер стал первым руководителем Рокфеллеровского Института, который со временем превратится в один из ведущих мировых научных центров.

Саймон Флекснер (1912 год)

Флекснер был руководитель от Бога: "...коллеги считали его человеком чрезвычайно острого ума, со сдержанными манерами, скрывающими отзывчивое сердце. Он умело руководил своими сотрудниками, давая свободу действий тем, кто проявлял независимость и компетентность, и направляя мудрой рукой тех, кто нуждался в совете..." Несмотря на должность он продолжал свои исследования менингита, благодаря чему в 1903 году создал менингококковую сыворотку, которая оставалась лучшим методом лечения этого заболевания вплоть до открытия сульфаниламидов. В 1910-ых он возглавлял исследовательскую группу, которая изучала, как вирус полиомиелита попадает в организм. Однако Флекснер был не только талантливым организатором и учёным, но обладал ещё и уникальной финансовой и юридической хваткой. Он управлял Рокфеллеровским Институтом на протяжении 34 лет, постоянно пополняя фонды за счёт спонсорских и грантовых денег, а также успешно разрешал правовые конфликты с набиравшим обороты "Обществом противников вивисекции".

Саймон Флекснер (1930-ые)

За свою долгую 83-летнюю жизнь Саймон Флекснер был настолько обласкан почётом и славой, что описать все его успехи и достижения в рамках одной статьи просто невозможно. Например, его сын — известный американский писатель Джеймс Флекснер (James Thomas Flexner; 1908-2003) — смог уложиться только в 552 страницы отцовской биографии, и мы приведём лишь один небольшой эпизод из неё. Во время Первой Мировой войны профессор Флекснер был назначен главным медицинским консультантом армии США. Сперва он модернизировал медицинские школы для обучения военных полевой медицине, а затем в чине полковника был направлен во Францию инспектировать военно-полевые лаборатории. Когда в Париже на торжественных парадах ему приходилось по статуту надевать все свои награды (международные ордена и медали за вклад в науку), то боевые генералы стыдились стоять с ним рядом — настолько он их затмевал.

Джеймс Флекснер (сын Саймона)

В завершении хотелось бы сказать пару слов о старшем брате Саймона — Джейкобе Флекснере. Оплатив "дорогу в жизнь" всем братьям и выдав замуж с достойным приданым обеих сестёр, Джейкоб успешно управлял своей аптекой до 1893 года, пока не начался новый виток экономической депрессии (т.н. "паника 1893 года"). Джейкоб оказался по уши в долгах, а его бизнес — на грани банкротства. Он стал злоупотреблять алкоголем и наркотиками, к которым имел лёгкий доступ; налицо были признаки нервного расстройства. Жена и мать боялись, что этот кризис убьёт его так же, как и отца Морица (тот умер в начале 1882 года, так и не узнав, что его дети прославятся). Но на помощь вовремя пришли родные братья: за свой счёт они закрыли все долги Джейкоба, оплатили его лечение в клинике, а главное, исполнили мечту детства — отучили его в лучших медицинских школах, благодаря чему Джейкоб смог стать полноценным врачом. Он выбрал для себя стезю акушера-гинеколога, открыл в родном Луисвилле кабинет частной практики и со временем стал одним из лучших специалистов в городе.


Источники и дополнительные материалы: